Дерябины Виктор и Надежда

Знакомство – это всегда открытие человека, это всегда удивление – красотой души, увлечениями, хитросплетениями судьбы. Знаю это… И все-таки некоторые откровения Виктора и Надежды Дерябиных вызвали неподдельное: «Как? Правда?» Например, одна из красивейших семейных пар танцевального клуба «Вдохновение» никогда не выходила на сцену… парой.
На начало интервью попросила Виктора Васильевича и Надежду Николаевну написать на каждую букву их имён слово, которое вспомнится первым. И вот что получилось плюс их комментарии.

В – Вода. «Это Абсолют, это основа всего. У воды люблю быть. По знаку Зодиака – Рак».
И – Иволга. «Птица, близко к воде живет».
К – каравелла. «Тоже связана с водой».
Т – тодес. «Это танец…, – Виктор Васильевич смеется – на воде, на льду».
О – отрада. «Это моя супруга».
Р – радуга. «Небесное чудо. Я открыт перед всеми. И настроен на новое».

Н – необыкновенная. «У меня сразу танец, румба у нас есть такая».
А – активная. «Это – образ жизни».
Д – деловая. «Да, и это про меня».
Е – едем. «Всю жизнь. Мне только ехать». «Путешественница…», – добавляет с улыбкой муж.
Ж – ждем, «ждем, ждем… Вся жизнь – ожидание, что все впереди. Вот выращу детей, своими желаниями займусь… Дети выросли, надо внукам помочь».
Д – Дом. «Дом есть Дом. Без него жизнь не мыслима».
А – Абсолют. «Начало всего».

Уже видны характеры… Из всех критериев супруги выбрали наиглавнейшее – Дом.

🌹Мой дом – моя крепость
Это характеристика от Виктора Васильевича.
– Дом – прежде всего, семья. У нас интересный дом, – продолжила Надежда Николаевна. – Все приходят к нам вроде как на пять минут, а потом не могут уйти. Мы иногда даже грустим от этого. Друзья, дети, внуки… Заходят попить чай, а этот чай затягивается порой на весь вечер. Дом – это место общения. Мы сейчас живем одни, дети взрослые, и нас не тяготит наш Дом.
Свой дом, свою квартиру они заимели, когда обоим было по сорок. До этого то на съемных, то с родителями. Их знакомство, начало семейной жизни, рождение первенца связаны с Киргизией. Это – родина Виктора Васильевича. Во Фрунзе он окончил школу, работал слесарем-наладчиком на заводе им. Ленина. Именно сюда получила распределение после окончания Тюменского индустриального института по специальности «инженер-механик» и Надежда Николаевна.
К этому моменту молодые люди уже имели четкое представление о стремлениях в жизни, об интересах. Виктор играл в заводском ВИА, Надежда получила третий разряд по альпинизму, занималась бальными танцами.
– В принципе познакомились, работая в одном цехе… А вот задружили уже на фоне искусства, – шутит Надежда Николаевна, – на смотрах художественной самодеятельности выступали за один цех: и дипломанты, и лауреаты в своих номинациях.
– Мы и в Тюмень приехали, поступили на завод «Электрон», она пошла в танцевальный, а я в хор. Всегда считали, что жить надо интересно, – говорит Виктор Васильевич.
– В Киргизии мы прожили пять лет, – продолжает его супруга, – родилась-то я в Якутии, в школе училась в Ярославле. В 14 лет мама нас с сестрой привезла в Тюмень. А Киргизию я выбрала не случайно. Распределялась второй по счету. У меня был выбор. Грезила горами. Поехала за судьбой и привезла в Тюмень мужа и сына.
– Как же Вы согласились? – спрашиваю Виктора Васильевича.
– Я сюда вначале ездил к тёще на пирожки и блины, – отвечает он. – Фрунзе – столица, тогда – чистота, порядок, А здесь, в Тюмени, – грязища, комары, мошки, это мне не привычно. Но там нам квартира не светила. И мы не прогадали. Все было вовремя сделано: как будто кто-то нас взял за руку и вел, меня лично вел, по пути. Через некоторое время здесь стало красиво, уютно, а там, в Киргизии, разруха.
– И все его родные – брат и две сестры, их дети – в Тюмень переехали, – добавляет Надежда Николаевна. – Только одна сестра в Киргизии.
В Тюмени супруги Дерябины заимели свою квартиру только в 1992 году.
– И наконец счастливы своим домом? – уточняю я.
– Да мы всегда были счастливы, – утверждает Виктор Васильевич.
– С момента как встретились, – усиливает слова супруга Надежда Николаевна. – Поженились, жили в крохотной хибарушке, и счастливы… Помню, у меня было такое странное ощущение: как-то сидели, дрова кололи, фотографировались, потом сами эти фотографии проявляли. И лица у нас такие счастливые… Я и словила себя на мысли: «Не бывает так… Все ругаются, какие-то разборки, а у нас все так хорошо». Я даже боялась кому-либо сказать о нашем счастье.
Дерябины не однажды меняли квартиры, но в каждой легко устраивали уютное гнездо. В Тюмени у них родился еще один сын. Сейчас четверо внуков. О силе рода, о теплоте их дома, красноречиво говорит такой факт. Одна из внучек, приемная дочь старшего сына, по своему желанию взяла отчество и фамилию отчима, сменила и имя в метриках на данное ей при крещении. «Так у нас появилась внучка София Александровна Дерябина. В семь лет девочка полностью поменяла свою судьбу. Мы любим ее, радуемся успехам», – признаются старшие Дерябины.

🌹Клуб «Вдохновение»
Я давно хотела задать Н.Н. Дерябиной этот вопрос: «Откуда у нее смелость и готовность организовать танцевальный клуб для взрослых? Начать дело, вызывающее большое уважение?». Не случайно многие из друзей, учеников называют Дерябину подвижником.
– Танцы изначально были в жизни, – объясняет выбор досуговой сферы Надежда Николаевна. – Но если бы Виктор не поддержал…
– У нас видение главных критериев жизни одинаковое, – говорит Виктор Васильевич. – я считаю: человек должен заниматься любимым делом. Если не занимается, теряет половину или все; когда занимается – находит. Момент был очень сложный – бросать основную работу и идти в никуда. Никто не помогал, никто не организовывал, она все сама. И если бы от меня помощи не было, то именно клуб бы не состоялся. Я сказал, что буду помогать, чем могу, в частности, хожу во все ансамбли заниматься как партнер, – он улыбается.
– Нине Александровне Соловьевой, руководителю Тюменского центра «Истина» Школы Причинности, пришла идея создать центр эстетического развития личности, – вспоминает Надежда Николаевна. – Она обратилась ко всем слушателям: кто что может? Кто-то организовал обучение игре на гитаре, кто-то рисование… А я – танцы. Это всегда – состояние души.
– А почему в Тюмени и не кружок альпинизма? – Я слегка иронизирую.
– Альпинизм – мне всегда было тяжело. Я шла за друзьями, хотя была физически слабенькой. До 3-го разряда меня дотащили. Чтобы получить значок новичка, прошли два перевала на Тянь-Шань, потом на Памир, здесь уже разряд получала: сложнее вершины, сами тащили рюкзаки, спальники, продукты, я все в конце плелась. Потом инструктор сказал: «Я тебе дам удостоверение, но чтобы ты в горы больше ни ногой».
И остались как вечная любовь танцы. Мама в Тюмени устроилась работать медсестрой, имела 72 рубля зарплаты. Дочки – Надежда и Наталья – студентки. В индустриальном институте преподаватель Алла Александровна Ведерникова организовала ансамбль «Вдохновение». Пойти в первый набор Надежда не смогла. А на второй год, получая повышенную стипендию, сделала успешный подступ к осуществлению мечты.
– Партнера хорошего у меня никогда в танце не было, – признается Надежда Николаевна. – В Киргизии первым делом побежала в клуб, там были бальные танцы. А в цехе занималась народными. Там и получила хорошую практику. На республиканском конкурсе наша пара заняла 6 место. Я – нос кверху. Звезда! Партнер был ниже меня ростом, каблуки наденет и волосы начешет, лишь бы казаться выше, а я все фыркала. А проводить конкурс приезжала танцевальная пара из Москвы. И партнер-москвич мне сказал: «Девочка, ты не разбрасывайся партнерами…». С Виктором пробовали: потанцевали, разругались. Танцы отодвинулись для меня до 35 лет, пока сын подрос, хотя мама и помогала. На заводе «Электрон» работал однокурсник, он как раз в первый ансамбль к Алле Александровне ходил. Решили создать группу на четыре пары, нашли в «Строителе» преподавателя. Я Виктору предлагала, он отказался. У него волейбол в приоритете: играл за Киргизию, за завод.
– У нее – свое. У меня – свое, – добавляет Виктор Васильевич.
– Каждый своими интересами жил. Потом ансамбль наш распался, – продолжает Надежда Николаевна. – В 2000 году стали вместе заниматься в Школе Причинности. Для эстетического развития я и предложила танцы, собралось человек 10. Виктор поддержал, еще Виктор Павлович Хворов, до сей поры он у нас занимается, но с перерывами, что один, что второй. Сначала я своих знакомых привлекала. Было всегда шесть-семь пар. Через год обязательно – концерт. Есть записи: такие мы счастливые, хоть и танцевали два притопа, три прихлопа, никаких сценических костюмов.
На занятия танцами стали подтягиваться подруги, за ними – их мужья. Разрослись до двадцати человек. Пошли путешествовать по Тюмени в поисках приличного места. Занимались в приспособленных помещениях, в которых не просто не было речи о паркете, а порой хоть бы каблук в дыру не угодил. Но народ за Надеждой ходил, костяк всегда держался. И сегодня благодарны всем, кто привечал, танцевальный клуб, получивший через три года имя «Вдохновение»: средней школе, станции юных техников, «Газпрому», ДК «Железнодорожник». Выживать на финансировании только танцоров клубу всегда сложно. И до сей поры ярчайшее явление в досуговой сфере Тюмени – танцевальный клуб «Вдохновение», которому 16 лет, – в социопространстве официально не признан.
За эти годы Надежда Дерябина – и организатор, и менеджер, и преподаватель, и сценарист, и конферансье. «Еще – конструктор, технолог, начальник бюро стандартизации и председатель профкома одновременно», – добавляет она. И что же ей более близко?
– Я поняла, что мне с людьми интереснее, – отвечает она. – Уже когда определилась с танцами, с магнитофоном – на завод, потом в ДК, почувствовала, что люди на мои идеи откликаются, словила именно вдохновение. И еще оттого, что я на воробьиный шажок имею знаний повыше. Преподавать танцы – это мое призвание. Могла бы в институт по этому направлению, занималась бы хореографией.
У преподавателя танцев Надежды Дерябиной сложилось четкое понимание назначения клуба и методики занятий со взрослыми:
– Николай Николаевич Милованов из хобби-класса центра Шереговых все со мной дебаты устраивал: ты не правильно учишь, нужна техника танца. А меня-то никто не учил, один год только в Киргизии занималась, знаю номенклатуру танца и базовые движения. Правильно танцевать надо учить с детства. А здесь уже сложившиеся люди, они хотят получать настроение, научиться основным движениям и суметь реализовать себя. Развлекаю их первые годы, сразу после занятия даю легкие танцы: «Семь сорок», падеграс, сиртаки. Это сразу создает настроение. Как в сетевом маркетинге, после презентации – хоть ручку, но купи. Так и здесь: после сложной репетиции ушли с готовым. Взрослые приходят получать удовольствие, еще каждый – со своей целью. Но все – люди ищущие, это главное. Кто-то уходит, продолжает поиски себя, но костяк остается. Мы вышли на ансамблевые занятия. Ансамбли формируются по мере набора, поэтому они разновозрастные. В 2011 году мы обосновались в зале на ул. Республики, 207. Мы его заслужили. Сами закупали паркет, зеркала. С миру по нитке… Других танцоров с шоу-номерами стали приглашать в этот зал.
Сейчас организацию деятельности клуба она передала Ивану и Екатерине Гавриковым. Сама продолжает получать заряд молодости, позитива, вдохновения от общения с ансамблями и каждым в отдельности танцором через преподавательскую деятельность. Приветствует и активно поддерживает новые формы общения: например, новые танцевальные направления, балы салонных танцев, бенефисы ансамблей, ратует за продолжение традиций, например, капустники, танцы на набережной и другие.

🌹Состояние души
По ответам далее читатели поймут, на какие вопросы, начинающиеся со слова «почему», супруги отвечали.
– Я сразу приняла имя для клуба – «Вдохновение». Это значит – вдохнуть новое веяние в форму танцев. До нас никто в таком формате не занимался.
– Мы не смогли стать парой в танце. Она и председатель, и начальник, а в танце рулит мужчина. У нас у каждого появилась свобода. Я свободен. Но у меня ответственность – за нее, за детей, внуков.
– У нас не сказать, кто главнее. У меня есть обязанности к клубу, он понимает и помогает. Мы находим консенсус: устал-отдыхай; надо-иди. Я на танцы, а он – в теннис, в волейбол.
– У меня было одно сожаление, что у нас один зал тренировочный. Не хватает времени в расписании, сейчас вынуждены заниматься по часу. Это мало. Мне хотелось бы еще один зал.
– Любимое высказывание?
– Марк Твен: «Я утверждаю, мы стареем, потому что не танцуем». Танец – момент, когда человек преображается, появляется красота, статность. На первых же занятиях говорю о культуре общения относительно к даме: быть терпеливым, аккуратность в одежде, в поведении. Двое – уже маленький коллектив, надо уметь договариваться. Это – маленький корабль, а на корабле капитан один…
– Это она сейчас про себя, – снова смеется Виктор Васильевич. – У меня девиз: «Движение – это жизнь».
– А любимый танец?
– Вальс – танец танцев, частота вибраций становится более тонкой. Связан с космосом.
– А я каждым номером увлечена. Влюбляюсь в вариации. И после каждого бала всегда думаю: что делать дальше? Чтобы еще придумать…

После интервью выходим из костюмерной на балкончик в поток ритма и музыки. Любуемся, как ансамбль «Серпантин» репетирует испанский танец. А на завтра – Весенний бал… Вдохновение продолжается.

Людмила Марикова, специально для сайта tanec72.ru.

Отдыхаем и танцуем в санатории Сибирь

Оставить ответ